Изоляция, одиночество, боль.

Согласно промежуточным результатам Всероссийской переписи слепоглухих, проводимой фондом "со-единение", в нашей стране насчитывается несколько тысяч людей с одновременным нарушением зрения и слуха. Жизнь таких россиян складывается непросто: зачастую они остаются без поддержки не то, чтобы социальных структур, но даже ближайших родственников, оказываются наедине со своими страхами и волнениями, не имея душевных сил хоть кому-нибудь рассказать о них. Даже у человека, заключенного в одиночной камере, есть возможность слышать звуки внешнего мира, видеть пробивающийся луч света, произносить и чувствовать всем телом невероятно красивые звуки своей речи, и зная это, его свобода кажется неограниченной. У людей же, столкнувшихся с бисенсорными ограничениями, появляются и ограничения свободы, на смену которой приходит изоляция, одиночество, боль.

1

Вот с такими чувствами довелось столкнуться и подопечной дома слепоглухих Ириной Седневой, которая после потери зрения и слуха, переехала из города в деревню и долгих восемь лет не могла вырваться из своего замкнутого внутреннего мира:

2


"Я родилась в Красноярске, родилась глухой, хотя и родители, и другие родственники были абсолютно здоровыми. Училась я в школе для глухих: сначала хорошо, а в более старших классах у меня стали появляться двойки и тройки, но только потому, что к нам пришла новая учительница, которая меня не любила и заставляла много писать. Мне это было трудно в том числе, из-за зрения - я уже в школьные годы плохо видела и носила очки, всегда старалась садиться за первую парту, поближе к доске. С пятнадцати лет я регулярно ездила в Москву лечить глаза, и уже с восемнадцати получила вторую группу инвалидности. Школу я так и не закончила - именно по причине конфликта с новой учительницей. Но я не жалела об этом - друзей в классе у меня все равно не было, ребята не хотели общаться со мной, обзывали "слепышариком" и "косоглазой".

3

Не завершив образования, я устроилась на работу в типографию - разглаживать внешние листы новых книг и проклеивать их. Работать мне там нравилось - было интересно и удобно, а первые годы и хорошо платили. В то время я еще видела, хотя все хуже и хуже. Несмотря на это в девятнадцать лет я вышла замуж за зрячеслышащего человека. Жестового языка он не знал, и мы общались при помощи "детской азбуки", буквы которой соотносятся с частями тела и разными предметами. Например, бровь обозначала букву "б", волосы - букву "в", губы - букву "г". Моя сестра до сих пор со мной общается именно таким образом. С мужем мы хорошо понимали друг друга, но, несмотря на это через четыре года брака развелись. Он начал выпивать и, к тому же, встречаться с другой женщиной, а этого я уже не могла ему простить. Детей у нас не было, потому что врачи не разрешили мне и рожать. Они сказали, что мое заболевание может передаться по наследству, а я очень бы этого не хотела.

4

После развода я жила с мамой, которая мне помогала: сопровождала меня в общество слепых, переводила новости, много общалась со мной. Когда мама умерла, я была уже тотально слепоглухой, поэтому вместе с ней, моим самым дорогим и любимым человеком ушла и моя связь с внешним миром. После смерти мамы сестра помогла мне продать квартиру и перебраться за город, в поселок Емельяново. Сейчас я живу там с ее семьей и папой, который тяжело болеет. Мне очень не нравится и дом, и поселок, и то, что мы живем все вместе. Сестра говорит, что ехать до города далеко, и поэтому она не может меня возить на встречи общества слепых и в больницу, где мне нужно регулярно проходить лечение глаз. Я привыкла к тому, что мама постоянно разговаривала со мной, рассказывала о том, что происходит в мире, и мне так не хватает этого.

5

Восемь лет я практически ни с кем не общалась, много думала и вспоминала все, что видела прежде. Часто мне представлялась моя молодая, красивая мама, которая прекрасно танцевала. Когда я была девочкой, всегда с восхищением смотрела, как она это делает, а однажды, вдохновленная маминым танцем, придумала свой, и показала его сначала на школьном, а потом и на краевом конкурсе самодеятельности. За долгие восемь лет моей одинокой жизни в Емельяново, я отчаялась найти хоть какую-то связь с внешним миром, но неожиданно ко мне приехали сотрудники краевой организации слепых, которым обо мне рассказала одна моя знакомая. Их приезд в в мой дом стал невероятным чудом - они начали регулярно навещать меня, дарить подарки, учить читать и писать по - брайлю, даже снимали про меня документальный фильм. А вторым чудом, в которое мне до сих пор трудно поверить, стал мой приезд в дом слепоглухих. Здесь я учусь работать на компьютере, стараюсь, конечно, и кое-что у меня получается. А самое главное, здесь я снова смогла ощутить любовь и заботу, которой не знала с момента маминой смерти".

Дорогие друзья! Если вы считаете, что дело "Дома слепоглухих" является важным и нужным для всей нашей страны- окажите поддержку Дому. Сделать это можно прямо на сайте, здесь.