Томское региональное отделение "Эльвира"

20.09.2018

В России первой организацией, оказывающей поддержку людям с нарушением зрения и слуха, стало Общество социальной поддержки слепоглухих «Эльвира». Создано оно было более двадцати пяти лет назад по инициативе и при непосредственном участии слепоглухого кандидата наук, активиста и общественного деятеля Сергея Алексеевича Сироткина. Будучи выпускником Загорского детского дома, он как нельзя лучше  понимал все трудности, с которыми сталкиваются взрослые люди с одновременным нарушением зрения и слуха, и как никто другой хотел содействовать их решению. Вступая в организацию, они могли рассчитывать на психологическую, социальную, правовую, юридическую информационную  поддержку, регулярно встречаться друг с другом, проводить совместные мероприятия, главным составляющим, которых было простое, но крайне необходимое им,  общение. 

1

Сегодня «Эльвира « продолжает свою работу, реализует и планирует смелые проекты, открывает  в регионах  новые отделения, объединяющие десятки и сотни  слепоглухих людей.
В начале августа в далеком, сибирском городе Томске было открыто двадцать первое    региональное отделение Общества социальной поддержки слепоглухих «Эльвира». Для проведения учредительного собрания из Москвы прилетела вице - президент  «Эльвиры» Надежда Владимировна Голован, которая, лично  познакомившись со слепоглухими жителями Томска, приятно была удивлена их энергичностью, оптимизмом и  готовностью самостоятельно работать над улучшением качества своей жизни.

2

Председателем Томского регионального отделения единодушно была выбрана Михайлова Валентина Ивановна, активистка, инициатор многих проектов для людей с инвалидностью, автор «Истории Томской организации общества слепых» и истории своего рода.  Несмотря на отсутствие зрение и сниженный слух, она с детства стремилась к активной общественной деятельности, всегда хотела быть полезной людям, вселять в них надежду и уверенность в собственных силах.

 

3

«Я родилась   в Томске,- рассказывает Валентина Ивановна,- учиться пошла в массовую школу, но после первого класса заболела воспалением легких. Высокая температура  привела к нарушению  работы сосудов головного мозга, вследствие чего и появились первые, ставшие впоследствии регулярными, приступы глаукомы.  В девять лет, начав терять зрение, я перешла  в специализированную школу- интернат  для незрячих детей. В то время я еще немного видела, но к шестнадцати годам полностью потеряла зрение. В двухэтажном деревянном здании  школы, расположенном в центре города, я проучилась до восьмого класса. 

Преподаватели у нас были замечательные - таких сейчас нет. Воспитательница помогала нам и готовиться к урокам, и организовывала наше свободное время. С ней мы ставили спектакли, новогодние представления, праздничные мероприятия, ездили на экскурсии, ходили в гости и приглашали гостей к себе. На одной из таких встреч я познакомилась с матерью родившегося в Томске героя Советского союза, Ивана Черных. Спустя много лет, когда я стала руководителем музея училища его организацию начала  именно с размещения материалов об этом человеке. Наш небольшой школьный коллектив жил как одна семья: не было серьезных ссор, обид, тревог. Девочки ночевали в одной большой спальне, и вечерами старшеклассницы читали младшим  книги по- брайлю. Вместе мы пели в хоре, вместе занимались на музыкальных инструментах, играли в шахматы и шашки, участвовали в гимнастических, легкоатлетических  кружках. 

Училась я нормально,  но по причине того, что у меня развивалась глаукома,  раза  два или три мне  приходилось лежать  в больнице. В конце восьмого класса нужно было сдавать экзамены, но я не смогла этого сделать из - за сильнейшего приступа глаукомы, вследствие которого мне удалили глаз. После восьмого класса я поступила в среднюю школу, но находилась она уже в  городе  Шадринск Курганской области.  Располагалась школа в нескольких зданиях, была неблагоустроенная. Отапливалась она  с помощью печей, и нам самим приходилось пилить дрова; водопровода не было,  и мы самостоятельно наливали в рукомойники воду. Но несмотря на бытовые трудности, учиться нам нравилось: преподаватели  были сильные, строгие и справедливые.  Историю, математику, хор, пение вели незрячие учителя. 

Школа находилась далеко от Томска, и домой я приезжала редко: выходные и каникулы проводила в Шадринске. Скучно не было: мы с друзьями гуляли, ходили в кино, в походы  под руководством учителя географии,  занимались  творчеством, участвовали в конкурсах художественной   самодеятельности, устраивали свои  классные вечера.  Среднюю  школу я закончила с двумя четверками: из- за глаукомы медики не допустили меня до экзаменов и, вернувшись в Томск, я первый год после учебы работала  на предприятии ВОС, но мне хотелось заниматься гуманитарными науками. В школе я любила литературу и историю, организовала   литературное объединение и выпуск журнала «Первые шаги», где ребята могли публиковать свои стихи и прозу. А в Шадринской школе учитель  истории увлек меня своим предметом так, что я все - таки, спустя время, стала студентом исторического факультета. 

Учиться пришлось  уже в коллективе  молодых людей без инвалидности, и они часто  помогали мне: вместе со мной готовились к занятиям, читали  литературу, сопровождали на лекции. После окончания обучения  меня приняли на должность  заместителя директора по социальной работе  Томского предприятия ВОС. Трудилась я там  пять лет, и в течение этого срока  организовала эстрадный ансамбль,  драматический кружок, наладила спортивную работу (занятия в зале, групповые  катания на коньках, лыжные прогулки, посещение бассейна). После этого  я почти девять лет проработала библиотекарем передвижного фонда  в Томской специальной библиотеке для слепых.  Через некоторое время у меня появилась аллергия на книжную пыль, и я была  вынуждена уволиться и полтора года оставаться дома. Узнав об этом, мои товарищи по университету, предприняли все для того, чтобы найти мне работу.

 В то время директор  среднего профессионального технического училища Томска №1 решила  создать на его базе  музейное объединение и искала человека на должность его руководителя.  Мой сокурсник предложил ей мою кандидатуру.   Директор не побоялась  принять  на работу незрячего сотрудника, и я вступила в должность, которую  занимала двадцать девять лет. По сути  это был  своеобразный центр патриотического воспитания. Мы со студентами собирали материалы об выпускниках училища, свидетельства их трудовых и боевых подвигов, помещали в экспозицию музея. Летом мы ездили  в военные археологические  экспедиции в Смоленскую область, где много работали в музее Великой Отечественной Войны, в архиве  партизанского движения западного фронта, в центральном архиве минобороны. Благодаря этому, нами был собран большой фонд материалов о выпускниках училища, которые принимали участие во второй мировой войне. 

К столетию училища мы подготовили книгу об его истории, для чего изучали материалы в архивах Томска, Новосибирска, Кемерово. Я была уверена, что по средствам  такой работы студенты вовлекались в настоящую  научно- исследовательскую деятельность. Впоследствии немало    моих воспитанников получили историческое и педагогическое образование. Сейчас эти выпускники мои хорошие друзья, с которыми мы постоянно поддерживаем связь. В 2014 году я оставила любимую работу и  вышла на пенсию, но моя активная деятельность на этом не завершилась. Я приняла участие во  всероссийской  переписи слепоглухих, организуемой фондом «Со-единение», и была удивлена, что в Томске зарегистрировали только девять человек с одновременным  нарушением зрения и слуха в то время, как я знала  гораздо больше таких людей. А после моего участия в конкурсе «Система брайля - мой лучший друг и помощник», со мной лично связались сотрудники фонда, которые поручили мне продолжить перепись слепоглухих в Томской области.

5

 За первый год мы поставили на учет почти сорок человек с одновременным нарушением зрения и слуха, для которых в 2016 году фонд «Со-единение» открыл досуговый центр и назначил меня его координатором. Сейчас в Томской области насчитывается шестьдесят два человека с инвалидностью по зрению и ограничением слуха. В работе мне помогает    созданный из числа слепоглухих совет: мы организовали кружок пения, драматический кружок, занятия в тренажерном зале, экскурсионные выезды,  посещение Томской областной филармонии, готовим совместные мероприятия с музеем истории  города Томска. Год назад мы выиграли грант православной церкви, благодаря которому наши слепоглухие подопечные смогли посетить   многие храмы и монастыри  Томской  области. В начале августа  мы вошли в состав общества социальной поддержки слепоглухих «Эльвира», став его региональным отделением. Впереди еще много работы, и я уверена, что вместе  мы сделаем жизнь людей с одновременным нарушением зрения и слуха благополучнее,  интереснее  и комфортнее». 

6

 

Дорогие друзья! Если вы считаете, что дело "Дома слепоглухих" является важным и нужным для всей нашей страны- окажите поддержку Дому. Сделать это можно прямо на сайте, здесь.