Играй, Леня, играй

27.09.2019

Разъехались, разлетелись, как перелетные птицы, слушатели пограничного с осенью заезда в «Доме слепоглухих». Стало в нем тихо и немного грустно, но тихо не только потому, что приехали новые слушатели, пока еще застенчивые, нерешительные, мало знакомые друг с другом, но, главным образом, по причине того, что не звучат больше по вечерам в «Доме слепоглухих» нежные лирические и озорные мелодии аккордеона. Уехали из «Дома слепоглухих» петербургские гости Леонид и Ольга Семененко, музыканты и исполнители, благодаря которым теплые подмосковные вечера конца августа и начала сентября стали еще теплее и ласковее. 

 1

Незрячие, слабослышащие супруги не только сами исполняли известные музыкальные произведения, но и предлагали своим слушателям вспомнить и спеть любимую песню, а те сначала стеснялись, потом преодолевали нерешительность и тоже пели, а песня, искренняя, знакомая, прожитая как ничто иное сближает людей и делает их настоящими друзьями.


И благодаря музыке, открытости и доброте сердец, у супругов Семененко всегда было много друзей. Музыка помогла когда - то молоденькой школьнице Ольге обратить внимание на серьезного молодого человека Леонида, а спустя много лет, в тяжелые годы перестройки, она же стала спасением для многодетной семьи. 

 2

«Мы с Леней учились в школе для слепых детей в Ташкенте,- вспоминает Ольга Семененко,- он учился на класс ниже меня. Леня уже в школьные годы был тотально незрячим, а у меня сохранялось остаточное зрение. Леонид был мальчиком серьезным, занимался на аккордеоне. Я обратила на него внимание и призналась своей подружке, что хочу с ним дружить. На танцах я пригласила его танцевать, и нам было достаточно одного вечера, чтобы понять друг друга. С тех самых пор у нас началась дружба. Поженились мы, когда Леонид учился на последнем курсе Самарканского музыкального училища, а я заканчивала Ташкентский государственный университет. Было это сорок восемь лет назад. У нас родилось пятеро дочерей.

 3

Когда младшей был годик, а старшая заканчивала музыкальное училище и готовилась к поступлению в консерваторию, Советский союз развалился, и мы были вынуждены уехать из Ташкента. На пике национального самосознания в Ташкенте закрывали русские школы, факультеты в высших учебных заведениях. Старшей дочке отказали в поступлении в консерваторию, в пединституте закрыли русскоязычное музыкальное отделение. Подрастали младшие дети, которым тоже надо было учиться после школы. Кроме того, девчонки у нас были светленькие, высокие, красивые, и в 90- ые годы оставаться с ними в Ташкенте было просто небезопасно. В 1995 году мы окончательно перебрались в Россию - в миграционный центр под Саратовом. Старшая дочка поступила в Саратовский пединститут на музыкальное отделение, вторая - в медицинское училище на фельдшерское отделение, младшие дети пошли в школу.

Через два года нашей семье дали квартиру в Рузаевке под Саранском. Дочки заканчивали учиться, выходили замуж, рожали детей, а мы с Леонидом поддерживали их во всем. Они рано возвращались на работу, и мы присматривали за внуками до тех пор пока они не шли в детский сад или школу. Одна из наших дочерей вместе с мужем переехали в Ленобласть, взяли квартиру в ипотеку, и, чтобы побыстрее выплатить кредит, работали день и ночь. У них было уже двое детей, за которыми надо было приглядывать. Мы с Леонидом посоветовались и решили: «Всем дочерям помогали поднимать детишек и опять поможем Мы продали квартиру и переехали в Ленобласть. Размахнулись - купили трехкомнатную квартиру, чтобы наша большая семья могла собираться в ней. В скором времени еще одна дочка, которая живет в Тамбовской области, родит малыша, и мы с Леонидом шутим, что нам снова придется переезжать.

 4

Мы не видим, плохо слышим, но вырастили пятерых детей и до сих пор готовы помогать им с внуками. У меня зрение падало постепенно, и даже самым маленьким его остатком я пользовалась хорошо. Многие удивлялись, как я с таким зрением все делаю сама. Сейчас мы с Леонидом тоже стараемся со всеми делами справляться самостоятельно: ходим по поселку сами, в общество слепых ездим на автобусах, а в город - на социальном такси. Нам непросто передвигаться еще и по причине плохого слуха. Слух у меня снизился еще в 2002 году, в то время, как тяжело болела моя мама. Врачи сказали, что снижение слуха обусловлено психосоматикой, а исследование показало, что у меня зажат слуховой нерв. Через два года я поехала в Москву и обратилась в общество слепых с просьбой помочь мне решить эту проблему.

Меня познакомили с Сироткиным Сергеем Алексеевичем, президентом Общества социальной поддержки слепоглухих «Эльвира». Он направил меня на консультацию в «Отофон», где мне подобрали слуховой аппарат и телефон с усилением звука. Я стала гораздо лучше слышать. Это было важно и для ориентирования в пространстве, и для нашей работы. Завершив обучение в университете, я работала в школе, а после рождения третьего ребенка перевелась на комбинат слепых. Окончив училище, Леонид преподавал музыку во дворце пионеров, обучал детей игре на баяне и аккордеоне. Был период, в который он тоже работал на комбинате слепых - мы трудились с ним в одном цехе, где производились пластмассовые изделия. Леонид всегда очень любил музыку, играл на аккордеоне и где бы мы ни жили, старался объединить вокруг себя поющих людей. Когда мы переехали в Россию, у нас не было ни пенсии, ни зарплаты, ни родственников, которые могли бы помочь нам, но детей нужно было кормить, и мы зарабатывали деньги исполнением музыкальных произведений в электропоездах.

 5

Сначала Леонид только играл на аккордеоне, а я пела, но потом и он начал петь. Когда он запел, наши музыкальные номера стали еще лучше. Люди благодарили нас, давали деньги, и это помогало нам кормить детей: мы могли купить мешок муки, сахара, масло и пекли хлеб. С тех пор прошло много времени, мы давно уже не поем в электропоездах, но лет пять назад на рынке в Рузаевке ко мне подошла женщина и сказала: «Вы знаете, в 90- ые годы я каждый день ездила на работу в электричке и часто встречала вас. Ваш муж так хорошо играл, а вы прекрасно пели. Спасибо вам за это!» Сейчас у нас есть пенсия, дети наши выросли, и мы поем только для удовольствия. Музыка объединяет людей, помогает им подружиться и лучше понять друг друга. И не зря школьный учитель музыки Леонида когда-то говорил ему: «Играй, Леня, везде играй, всегда играй - людям нравится. В трудные годы музыка поможет тебе заработать деньги, а слушателям в любое время доставит радость и удовольствие».

 

АВТОР: ФЕДОСЕЕВА ЕЛЕНА

Дорогие друзья! Если вы считаете, что дело "Дома слепоглухих" является важным и нужным для всей нашей страны - окажите поддержку Дому. Сделать это можно прямо на сайте, здесь