Надежда Владимировна Голован

19.11.2019

Общество социальной поддержки слепоглухих «Эльвира» - старейшая общественная организация, которая ведет свое начало с девяностых годов прошлого века. Именно ОСПСГ «Эльвира» впервые в России начало оказывать помощь людям с одновременным нарушением зрения и слуха, впервые стало «слышать» и «прислушиваться» к их проблемам и тревогам. Обращаясь в организацию, они всегда могли рассчитывать на понимание и сочувствие, ведь ее руководителями с самого начала были сами люди с инвалидностью по слуху и зрению. Неизменным президентом ОСПСГ «Эльвиры» является слепоглухой кандидат философских наук, участник «Загорского эксперимента» Сергей Алексеевич Сироткин, а одним из вице- президентов общества - его супруга и верный друг Надежда Владимировна Голован.

1

Сергей Алексеевич не видит и очень плохо слышит, а Надежда Владимировна не слышит и имеет остаточное зрение так, что союз их представляет собой идеальный пример взаимопомощи и взаимоподдержки. Сергей Алексеевич старается передать не слышащей супруге звуковую информацию, нередко становясь для нее даже переводчиком жестового языка, она же, в свою очередь, сопровождает мужа, описывает то, что он не может увидеть глазами. Надежда Владимировна - женщина чуткая, внимательная, но обладающая твердым характером борца за справедливость и права слепоглухих людей. Проблемы человека с инвалидностью ей знакомы не по наслышке - ведь с раннего детства она сама сталкивалась с ними и нередко была вынуждена преодолевать их самостоятельно. 

2


«Я родилась 24 февраля 1954 года в Москве, - рассказывает Надежда Владимировна Голован,- мои родители хорошо видели и слышали, но я с раннего возраста испытывала проблемы со слухом, и по этой причине была определена в детский сад для глухих детей. Девочкой я была смышленой: быстро освоив дактильную азбуку, обучила своих родителей, благодаря чему смогла наладить с ними процесс общения и взаимопонимания. Но вот овладевать речью мне оказалось непросто - логопед в детском саду не понимал меня, ругал и наказывал в случае, если я не могла правильно выполнить задание или ответить на вопрос. Я плакала, боялась и не решалась рассказать родителям о том, что волнует меня и делает несчастной. Но внимание мамы и папы привлекло то, что я, хорошо развивающийся ребенок, неожиданно начала отставать от своих сверстников, и они стали искать причину произошедших перемен. Сначала родители показали мне книги, картинки с изображением школы, спросили, хочу ли я в школу? Я ответила, что хочу, а на вопрос, хочу ли я остаться в детском саду, категорически ответила: «нет». Родители спросили: «почему?» - и я показала палку.

4

Так они догадались, что в детском саду меня бьют. Тогда мама решила не водить меня туда, а помогла устроить в первый класс школы № 2 для глухих детей. Сначала я отставала в учебе от одноклассников, но уже через полгода догнала и даже перегнала их. Первое время отношения с ребятами не складывались: они дразнили меня из-за того, что я была маленького роста и не всегда разумно рассуждала и отвечала на вопросы. Но постепенно они ко мне привыкли, и мы стали хорошо общаться и понимать друг друга. Через два года нас перевели в новое здание школы № 101, а в школе № 2 продолжили обучение слабовидящие дети. Условия в новой школе были отличные. Она располагалась в четырех корпусах, где находилась и просторная столовая, и удобный спортивный зал, и большой актовый зал. А главное, я попала к сильным учителям, благодаря которым у меня хороший уровень школьных знаний. В старших классах, так как я уже плохо видела, мне предложили перевестись в Загорскую школу для слепоглухих детей. ради интереса я туда поехала, но мне там не понравилось: школа находилась очень далеко от дома, и мне показалось, что там плохое образование и медицинский контроль.

3

Мы с родителями решили, что мне нужно хорошее образование, и если я справляюсь с учебой, нет смысла переходить в Загорскую школу для слепоглухих детей. В итоге я закончила двенадцать классов, но это было неполное среднее образование, а для того, чтобы получить полное среднее образование мне пришлось опять переходить в новую школу - теперь уже в школу №30 для слабослышащих детей. В этой школе у меня снова начались трудности в общении с одноклассниками. Они были слабослышащими, жестовый язык не знали, а из-за плохого зрения мне не удавалось читать по губам то, что они говорили. Да и общее отношение к глухим детям из школы № 101 было плохое. Помню такой случай: учитель вызвал меня к доске; я ответила и получила тройку. Я спросила учителя: «В чем моя ошибка?», а он ответил: «Я поставил тебе тройку потому, что ты закончила школу № 101». Ну при чем здесь школа? Мне было неприятно это слышать, было тяжело учиться и находиться в этой школе, но я вынуждено терпела неудобства потому, что мне был необходим аттестат о полном среднем образовании.

5

Наконец, окончив школу № 30, я наравне с абитуриентами без инвалидности сдала вступительные экзамены в Политехнический институт и стала студенткой радиотехнического факультета. Учиться в институте было тяжело: я оказалась единственным глухим студентом, и понимать лекции без помощи переводчика жестового языка я не могла. Через некоторое время папа стал посещать и конспектировать вместе со мной лекционные занятия, лабораторные работы я делала самостоятельно так же, как и готовилась к семинарам, зачетам и экзаменам. В итоге я хорошо закончила институт и начала работать по специальности «инженер автоматических систем управления строительством». Я снова оказалась в коллективе людей без инвалидности, но достаточно быстро научилась взаимодействовать с ними. С коллегами я говорила голосом, и если они не понимали меня, писала им на бумаге то, что хочу сказать. Они поступали таким же образом - писали мне на бумаге информацию, которую я не могла считать с губ. Так я проработала пятнадцать лет, до тех пор, пока не сделала неудачную операцию на глаза и не стала хуже видеть.

6

По состоянию здоровья мне пришлось уволиться. Десять лет я не работала, но продолжала вести активный образ жизни: участвовала в общественных мероприятиях, занималась организационной работой в роли председателя всероссийского женского комитета по шахматам. На тот момент я уже очень плохо видела и, зная, что существует общество слепоглухих, старалась найти его контакты. Долгое время мне это не удавалось сделать, и только случайная встреча со слепоглухой женщиной помогла в этом. Я поехала отдыхать в пансионат всероссийского общества слепых, где впервые попала в ситуацию, при которой совсем не могла общаться с окружающими меня людьми: незрячие не видели то, что я писала на бумаге, а я, будучи глухой, была лишена элементарной информации. Я попала в информационный вакуум, очень нервничала и переживала. Но неожиданно этот вакуум был разрушен встречей с незрячей слабослышащей женщиной, которая владела дактильной азбукой.

7

 Мы познакомились с ней, начали общение, и она рассказала мне о том, что состоит в обществе социальной поддержки слепоглухих «Эльвира», и пригласила на очередное собрание членов московского отделения. Я с удовольствием согласилась, а когда пришла на встречу, увидела и Сергея Алексеевича Сироткина, президента ОСПСГ «Эльвира». Заочно с Сергеем Алексеевичем мы были знакомы давно: в школьные годы несколько лет состояли в переписке, но, к сожалению, потеряли связь. Я подошла к Сергею Алексеевичу, поздоровалась и спросила: «Вы помните меня? Я Надя Голован». Он обрадовался встречи, сказал, что помнит меня и попросил приходить на собрания. Скоро Сергей Алексеевич заметил мою активность и предложил мне занять пост вице - президента ОСПСГ «Эльвира». Я решительно отказалась, сославшись на то, что есть другие слепоглухие люди, достойные занять эту должность.

Тогда он пригласил меня на работу в качестве реабилитолога, и на это предложение я согласилась. Через год работы со слепоглухими людьми, мне стало понятно, что многие из них неактивны, безынициативно и для того, чтобы изменить эту ситуацию я была вынуждена занять должность вице-президента общества. Уже семнадцать лет я работаю вместе с Сергеем Алексеевичем, стараясь помогать людям с нарушением зрения и слуха находить интерес к жизни, выходить из дома, общаться, самостоятельно решать свои проблемы. Начав вместе работать и вместе помогать
слепоглухим людям, мы поняли, что нам интересно и приятно общаться друг с другом так, что наша совместная трудовая деятельность и дружба стали началом супружеской жизни. Для меня, как и для Сергея Алексеевича, брак оказался вторым, но от этого не стал менее крепким и дружным. В супружестве и на работе мы помогаем, поддерживаем друг друга так, что любые проблемы быстро решаются, а трудности становятся легко преодолимыми».

 

АВТОР: ФЕДОСЕЕВА ЕЛЕНА

Дорогие друзья! Если вы считаете, что дело "Дома слепоглухих" является важным и нужным для всей нашей страны - окажите поддержку Дому. Сделать это можно прямо на сайте, здесь