Евгения Лагунина

09.12.2019

Коллектив ресурсного центра «Дом слепоглухих» - это отличный пример по- настоящему инклюзивной рабочей группы. Здесь, на различных позициях трудятся как люди без инвалидности, так и сотрудники с нарушениями зрения и слуха. Каждый работник, независимо от степени сенсорных нарушений, своевременно и качественно выполняет свои обязанности, вместе с тем, оказывая и другим помощь в решении сложных задач. Сотрудники без инвалидности помогают незрячим, глухим и слепоглухим коллегам в адаптации визуальной и звуковой информации, а те, в свою очередь становятся лучшими консультантами в решении проблем, с которыми сталкиваются слепоглухие друзья «Дома слепоглухих».

1


Евгения Лагунина работает в центре практически с момента его основания. Она преподает наиболее востребованный среди слепоглухих людей курс - курс компьютерной грамотности, и чаще всего к ней попадают самые трудные с точки зрения коммуникации и восприятия информации ученики - ученики без остаточного зрения и слуха. Евгения закончила факультет информационных технологий Московского Государственного Психолого-педагогического университета, а сейчас продолжает обучение на факультете психолого-педагогического сопровождения лиц с множественными нарушениями здоровья. Ученики относятся к ней с большим уважением, поддерживают связь после прохождения обучения и знают, что она в любое время поможет решить их проблемы, возникающие при использовании компьютерных и мобильных устройств. Но ее интересы не ограничены только вычислительными машинами,- она умеет сплетать из мелкого бисера великолепные произведения искусства, а из слов - глубокие по содержанию произведения поэтического жанра.

 Год назад Евгения Лагунина стала членом союза писателей и в настоящее время готовит к публикации сборник стихотворений. А еще она не видит и способна правильно воспринимать звуки только при помощи современных сверхмощных слуховых аппаратов. Друзьям «Дома слепоглухих», многие из которых давно знают Евгению лично, она рассказала о своем детстве и юности, первом опыте работы, самостоятельного передвижения и о том, как «Дом слепоглухих» изменил её жизнь.

- Наверное, людей без инвалидности часто интересует, когда и при каких обстоятельствах произошло нарушение зрения и слуха? И как вы, будучи незрячим человеком со сниженным слухом получали образование?

- Я родилась с хорошими зрением и слухом. Никаких отклонений не наблюдалась, но, когда мне было три года, мама заметила, что у меня косит один глаз, и для того, чтобы рассмотреть картинки, я стала подносить их ближе к глазам. В результате обследования у окулиста выяснилось, что у меня на фоне дистрофии сетчатки снижается зрение. В связи с этим меня определили в специализированный детский сад, где можно было проходить медицинские процедуры для поддержания зрения. Учиться я тоже пошла в специализированную школу-интернат для незрячих и слабовидящих детей.

2

Мы жили в Смоленске, но отдали меня в Московскую школу, потому что ближайшая к нашему городу, была в очень плохом состоянии, и мама категорически заявила, что я там находиться не буду. Конечно, ей было трудно оставлять меня на долгое время в другом городе, но на семейном совете было решено поступить именно так потому, что это должно было быть для меня лучше. Учиться мне нужно было только в специализированной школе: к семи годам я уже носила очки с толстыми линзами, и так как заболевание у меня комплексное, было очевидно, что зрение будет только ухудшаться. В московской школе - интернате № 1 для слепых и слабовидящих детей специалисты понимали, что дело серьезное и согласились меня принять на обучение. Они были правы: зрение стремительно падало, и к двадцати годам я только и могла различать свет. Со слухом сначала было все в порядке. В пятом классе педагоги стали замечать, что он у меня снижается, но не предавали этому особого значение. В пятнадцать лет мне определили вторую степень тугоухости, в восемнадцать - третью, и в этом же возрасте я стала пользоваться слуховыми аппаратами.

- Школа находилась далеко от вашего дома. Как вы переносили разлуку с семьей и было ли оправдано обучение в ней?

- Конечно, я тяжело переживала разлуку с семьей, но с каждым годом я всё сильнее и сильнее ощущаю благодарность школе, в которой я училась. Она дала мне хорошую образовательную базу и хорошее развитие в различных областях знаний. Там было много дополнительных занятий. Я обошла все школьные кружки, но самое длительное время занималась гимнастикой и музыкой. Среди школьных предметов я отдавала предпочтение математическим, и только к концу школы у меня появился интерес к литературе. После школы я хотела поступать на психологический факультет для того, чтобы в дальнейшем работать с детьми, но поняла, что без зрения и с плохим слухом это будет невозможно, и приняла решение поменять свою цель. Я любила геометрию, черчение, алгебру, и с прогнозом на будущее начала готовиться к поступлению на факультет информационных технологий, где математические предметы должны были быть профилирующими. Я пошла на подготовительные курсы, но достаточно быстро перестала их посещать потому, что не слышала того, что происходит в аудитории. Перед поступлением в университет мне все- таки пришлось согласиться на то, чтобы надеть слуховые аппараты. Изначально я была против аппаратов - полагала, что, если я надену их, то признаю себя глухой.

Женя

 

- Как складывались отношения с преподавателями и одногруппниками в университете?

- Отношения с преподавательским составом складывались у меня хорошо, но первый год было тяжело находиться в коллективе людей без инвалидности. Было тяжело не потому, что меня кто-то обижал, а по причине того, что я сама отстранялась от одногруппников. Мне было трудно и общаться, и учиться. Через год я привыкла к зрячим сверстникам и стала идти на контакт с ними. Они мне много помогали, и если бы не их помощь, я бы самостоятельно не справилась с обучением. На математических занятиях я почти ничего не слышала: буквы, алгебраические знаки не могла разобрать на слух, и теряла смысл формул. Мне приходилось ходить на лекции, где я ничего не слышала, а потом дома разбирать сделанные аудиозаписи, чтобы хоть как-то их понять. До конца первого курса мне помогала мама - читала учебники по математическим предметам, но очень скоро перестала разбирать сложные математические знаки. На втором году обучения я решила попросить у декана документ, разрешающий мне свободно посещать лекционные занятия, и получив такой документ, почувствовала себя гораздо легче. Я смогла заниматься дома: искала учебные материалы в интернете, переписывала и самостоятельно изучала лекции одногруппников. К концу университета мне, наконец, подобрали подходящие слуховые аппараты, и я даже стала почти все слышать.

3

- Удалось ли после получения диплома найти работу по специальности?

- Да, на четвертом курсе я начала обучать работе на компьютере незрячих сотрудников одного из московских колл-центров. Затем этот колл-центр закрылся, и некоторое время я была без работы. Найти работу мне удалось только в 2012 году я устроилась в газету «Ведомости» специалистом по базам данных. Я работала дома, но с коллегами мы были постоянно на связи по телефону и почте. Все было хорошо, но мне хотелось работать с людьми, а не за компьютером. В 2014 году мне попалось объявление о том, что в «Дом слепоглухих» требуется преподаватель компьютерной грамотности, и записалась на собеседование, пройдя которое, получила приглашение на работу. К этому времени у меня был опыт общения со слепоглухими людьми - я познакомилась с ними у Марины Мень, выучила дактиль и поэтому мне было нетрудно начинать работать в должности преподавателя. С детства мне было интересно заниматься с трудными людьми, учить тех, кого, казалось бы, невозможно ничему научить. Но несмотря на то, что тема слепоглухоты меня волновала давно, себя к слепоглухим людям я не относила, полагая, что слепоглухим человека называют только в том случае, если он совсем не видит и не слышит. Ещё в школьные годы я узнала о Сергиево-Посадской школе для слепоглухих детей и очень захотела работать с ними. Про взрослых людей с одновременным нарушением зрения и слуха я не думала и, понимая, что мой собственный слух не позволит мне в дальнейшем заниматься слепоглухими детьми, выбрала все-таки профессию, связанную с математикой и информатикой, но вдруг, спустя много лет, произошло так, что моя мечта осуществилась. Придя в «Дом слепоглухих», я продолжала работать и в «Ведомостях», но уже совсем скоро сделала окончательный выбор в пользу обучения слепоглухих людей.

- Что сегодня для вас «Дом слепоглухих»? Изменил ли он каким-либо образом вашу жизнь?

- Я люблю свою работу. Конечно, мне бывает сложно заниматься с некоторыми учениками, но я всегда чувствую себя на своем месте. Получилось так, что начав работать в «Доме слепоглухих», я пришла и к православной вере. Я была крещена, но не знала, зачем и почему. В «Доме слепоглухих» я стала по - другому понимать свое крещение, осознавать, для чего меня крестили, зачем и почему я называла себя православным человеком. Здесь я стала считать православие своим путем, и моя жизнь с этого времени кардинально изменилась. Сейчас я понимаю, что главное не то, что есть в жизни, а наше личное отношение к этому. Справляться с трудностями легко в том случае, если ты оцениваешь их с точки зрения своей веры.

 4

- Вы являетесь членом союза писателей России, публиковали свои произведения во многих поэтических сборниках, а недавно стали лауреатом третьей степени литературного конкурса фонда «Со-единение». Как давно вы пишите стихи и что вдохновляет вас на их создание?

- Наверное, написанием стихов в юности баловались все. Я сочиняла их, как все, и никогда не относилась к этому серьезно. Ощущая грусть или радость, я просто выражала это в стихах. Вдруг, несколько лет назад, меня часто начало посещать вдохновение, и мои стихи стали гораздо лучше выглядеть. Я нашла себя в создании стихов, и даже если у меня много дел и не хватает времени на то, чтобы сесть и написать хотя бы несколько строчек, чувствую себя плохо. Мне просто необходимо куда-то деть свои эмоции. Вдохновляют меня и разные события, истории, но все это непредсказуемо. Бывает, что кто-то расскажет мне интересный случай из своей жизни и попросит описать его в стихах, но я понимаю, что ничего не смогу написать об этом. А вот какое-то, казалось бы, незначительное происшествие может подтолкнуть меня на создание стихотворения. Себя со своими стихами я не ассоциирую: читаю стих, который написала три года назад, и не чувствую, не понимаю свое авторство. Я знаю, что не имею права менять их - мне кажется, что они живут своей жизнью, и моей заслуги в этом нет. Возможно, такое чувство посещает многих авторов литературных произведений.

Женя2

- Несмотря на отсутствие зрения и сниженный слух, вы самостоятельный и независимый в быту человек. И, наверное, наибольшие трудности слепоглухие люди испытывают в случае самостоятельного преодоления пространства. Расскажите о своем опыте передвижения в большом городе.

- Примерно к концу школы я поняла, что мне предстоит ходить с белой тростью. У меня сохранялся небольшой остаток зрения, но поле зрения было сильно сужено так, что даже на знакомой дороге я могла потеряться. Я начала брать с собой трость, чтобы не смотреть на ступеньки и бордюры, а сосредотачивать внимание на окружающем пространстве. Когда же на первом курсе института у меня окончательно пропало зрение, ходить самостоятельно я перестала. Благодаря развитому пространственному мышлению, мне было нетрудно запоминать маршруты, но ориентироваться на слух я не могла. Дорога от дома до института занимала полтора часа в одну сторону, и на протяжении первого года обучения преодолевать ее мне помогала бабушка. К концу первого курса бабушка больше не смогла помогать, и я была вынуждена снова взять белую трость и начать самостоятельное передвижение по городу. Оказавшись на улице, я испытала страх - мне было страшно потому, что в любой момент я могла заблудиться и мне бы пришлось долго искать человека, которого можно было бы попросить о помощи. Но я поняла, что если мне не удастся преодолеть свой страх, я не смогу учиться дальше, а учиться мне очень хотелось. Через некоторое время у меня появились новые слуховые аппараты, благодаря которым мне стало легче ориентироваться на улице. И сейчас бывает трудно: я по - прежнему могу заблудиться, но теперь отношусь гораздо спокойнее к тому, что помощи мне, может быть, придется ждать долго. Я спрашиваю у прохожих дорогу, прошу их помочь, но в уличном шуме могу не слышать их ответы, и диалога часто не получается. Но паники с моей стороны уже не возникает, и я уверена, что смогу разобраться в сложившейся ситуации и рано или поздно благополучно из нее выйти. Передвигаться в незнакомых местах я, конечно, не люблю, но иногда приходится делать и это. А вот ездить в метро мне нравится: там все геометрически выверено, никогда не возникнут заборы, машины, а поезда всегда будут ходить по своим путям. На улице чувствую себя менее уверенно. Вообще, имея большой опыт самостоятельного передвижения с белой тростью, я не могу сказать, что полюбила это. Самостоятельное передвижение для меня, главным образом,- необходимость.

- Вы пример для многих слепоглухих людей. Чувствуете ли вы, как вдохновляете их на преодоление своей инвалидности?

- Какой я пример? Считаю, что ничего сверхъестественного, гениального я не делаю - я делаю обычные вещи, которые доступны многим людям. Каждый человек с инвалидностью может самостоятельно жить, работать, увлекаться чем-то. Кажется, с самого детства я ничем особенным не отличалась от своих сверстников. Разве только тем, что быстрее всех решала задачи по геометрии и имела три грамоты по гимнастики. Отсюда возникает вопрос мотивации: не все мои, талантливые, способные одноклассники, ведут социально активный образ жизни и только потому, что не мотивированы на это.

- В прошлом году вы снова оказались на студенческой скамье, поступив в магистратуру МППГУ. Почему вы решили продолжить обучение и связано ли это с работой в «Доме слепоглухих»?

- Я давно мечтала о психологическом образовании, и вот, наконец, имея пятилетний опыт работы со слепоглухими людьми и, вместе с тем, не имея права преподавания в учреждениях с образовательной лицензией, я решила получить это право. К тому же мне захотелось подытожить и записать, теперь уже в форме магистерской диссертации, свой опыт работы со слепоглухими людьми. Если все пройдет удачно, через полгода я буду иметь полное право заниматься психолого - педагогическим сопровождением лиц со множественными нарушениями здоровья. А я вижу себя неотрывно от этого. Вместе с тем, я никогда не жалела о том, что первое мое образование связано с информационными технологиями, потому, что оно позволяет мне оказывать посильную техническую помощь слепоглухим людям. И я уверена, что оба моих образования в разных областях дадут мне возможность комплексно помогать людям с одновременным нарушением зрения и слуха.

Женя3

 

АВТОР: ФЕДОСЕЕВА ЕЛЕНА

Дорогие друзья! Если вы считаете, что дело "Дома слепоглухих" является важным и нужным для всей нашей страны - окажите поддержку Дому. Сделать это можно прямо на сайте, здесь